Будет полезно

{neo}
return_links(); ?>


По словам Егора Носкова, в ситуации, когда российский бизнесмен оказывается под уголовным делом, проблему выбора каждый решает сам: либо оставаться в России и защищаться с помощью адвокатов, связей, убеждения в своей невиновности — либо все-таки выехать за пределы Родины и понаблюдать ситуацию извне.
«Я постоянно сталкиваюсь с тем, что адвокаты советуют клиентам: если ты уедешь, то тебя объявят в розыск, не уезжай ни в коем случае, — заявил эксперт. — Если клиенты в панике сами уезжают, то они их уговаривают вернуться. Но все ситуации очень индивидуальные. Очень большое значение имеет, кто является клиентом, каково его финансовое положение — может ли он себе позволить жить за границей? Третий вопрос — какой состав ему вменяется. Кто является потерпевшим. Есть ли на стороне потерпевшего — даже если это государство, госорган или госкомпания — частный интерес преследования этого лица. Потому что, к сожалению, большое количество уголовных дел, даже в том случае, когда все проходит под эгидой защиты интересов государства, связано с подрядчиками всевозможных госкорпораций, министерств и ведомств. Когда работающих подрядчиков ловят на злоупотреблениях, очень часто это происходит в интересах тех, кто хочет получить их подряды».
По словам Егора Носкова, если бизнесмен все-таки решил бежать, то лучше Лондона ему места не найти: только там можно гарантированно (в 80% случаев) ждать решения суда об экстрадиции не в СИЗО, а «всего лишь» под залогом в 100 тыс. фунтов. Нигде в мире таких гарантий юристы не дадут: в одних странах 50%, в других 30%, да и залог будет в миллион евро, не меньше. А шансы на отказ в экстрадиции или предоставление политического убежища в разных странах разный.
Кроме того, как отметил Андрей Гусев, управляющий партнер российского офиса фирмы Borenius, правоохранительные органы разных стран могут разными способами обойти процедуру экстрадиции, если того или иного гражданина необходимо вернуть на родину. «Экстрадиция — это длинный процесс, — рассказал Гусев. — Сначала федеральный розыск, потом международный и тому подобное. Занимает он много времени: до 6 месяцев в России плюс запросы и так далее. Что же делать? Есть запросы на некие иные, более быстрые варианты реагирования — то есть, доставки лица из страны, где он находится в так называемой «деловой эмиграции», в страну, где его так не хватает». Прежде всего — депортация: «Существует практика, когда лицо провоцируется на совершение административного правонарушения, за которое его потом депортируют». Но есть и еще более жесткие и эффективные способы — например, «похищение беглеца» (обо всех способах и реальных фактах применения их на практике можно прочесть в колонке Андрея Гусева здесь).

По словам Егора Носкова, в ситуации, когда российский бизнесмен оказывается под уголовным делом, проблему выбора каждый решает сам: либо оставаться в России и защищаться с помощью адвокатов, связей, убеждения в своей невиновности — либо все-таки выехать за пределы Родины и понаблюдать ситуацию извне. «Я постоянно сталкиваюсь с тем, что адвокаты советуют клиентам: если ты уедешь, то тебя объявят в розыск, не уезжай ни в коем случае, — заявил эксперт. — Если клиенты в панике сами уезжают, то они их уговаривают вернуться. Но все ситуации очень индивидуальные. Очень большое значение имеет, кто является клиентом, каково его финансовое положение — может ли он себе позволить жить за границей? Третий вопрос — какой состав ему вменяется. Кто является потерпевшим. Есть ли на стороне потерпевшего — даже если это государство, госорган или госкомпания — частный интерес преследования этого лица. Потому что, к сожалению, большое количество уголовных дел, даже в том случае, когда все проходит под эгидой защиты интересов государства, связано с подрядчиками всевозможных госкорпораций, министерств и ведомств. Когда работающих подрядчиков ловят на злоупотреблениях, очень часто это происходит в интересах тех, кто хочет получить их подряды». По словам Егора Носкова, если бизнесмен все-таки решил бежать, то лучше Лондона ему места не найти: только там можно гарантированно (в 80% случаев) ждать решения суда об экстрадиции не в СИЗО, а «всего лишь» под залогом в 100 тыс. фунтов. Нигде в мире таких гарантий юристы не дадут: в одних странах 50%, в других 30%, да и залог будет в миллион евро, не меньше. А шансы на отказ в экстрадиции или предоставление политического убежища в разных странах разный. Кроме того, как отметил Андрей Гусев, управляющий партнер российского офиса фирмы Borenius, правоохранительные органы разных стран могут разными способами обойти процедуру экстрадиции, если того или иного гражданина необходимо вернуть на родину. «Экстрадиция — это длинный процесс, — рассказал Гусев. — Сначала федеральный розыск, потом международный и тому подобное. Занимает он много времени: до 6 месяцев в России плюс запросы и так далее. Что же делать? Есть запросы на некие иные, более быстрые варианты реагирования — то есть, доставки лица из страны, где он находится в так называемой «деловой эмиграции», в страну, где его так не хватает». Прежде всего — депортация: «Существует практика, когда лицо провоцируется на совершение административного правонарушения, за которое его потом депортируют». Но есть и еще более жесткие и эффективные способы — например, «похищение беглеца» (обо всех способах и реальных фактах применения их на практике можно прочесть в колонке Андрея Гусева здесь).

13-05-2021, 12:34






Дивизионы

{category_menu}

Команды

{similar}

Поиск клуба