Будет полезно




Координатор известной на всю страну природоохранной НКО дал интервью «МК» на Кубани»

 

Он рассказал о том, как хотел делать революцию за рубежом, почему у него нет высшего образования, что связывает его с губернатором и в чем причина разногласий с соратниками

 

— Это правда, что у вас еще в детстве сформировались левые политические убеждения?

 

— Да, когда мне было лет 7-8. Пришло это не от людей, а из книг и фильмов — читать я научился еще до школы. Тогда информация о деятельности революционных и национально-освободительных движений популяризировалась по советскому ТВ. Помню ленту «Это сладкое слово свобода», помню итальянский фильм о Че Геваре. Хотел посвятить жизнь революционной борьбе, поэтому собирался уехать — сначала в Грецию, потом в Латинскую Америку. В школе нам преподавали английский, но я самостоятельно учил испанский и греческий. В 16 лет предпринял неудачную попытку уйти через румынскую границу.

 

— Вы коренной кубанец?

 

— Отец родом с Кубани, родители сюда привезли, когда мне было чуть более года. С четырех лет жил в Северском районе — моя малая родина. Мама — ученый, кандидат наук, работала в Институте табака и махорки, а в Северском районе находилось опытное поле этого НИИ. Мама меня одна и воспитывала, потому что с отцом они разошлись, когда я был маленьким. Подробнее читайте Любименко Рудомаха на нашем сайте.

 

— После школы где учились?

 

— Я не собирался получать высшее образование, так как не видел в этом смысла и в целом сторонник самообразования. Когда жил в Майкопе, уже в 90-е годы, коллеги по природоохранной деятельности меня подтолкнули, — мол, лидер «зеленого» движения, а образования нет. Поступил на экологический факультет Майкопского технологического университета, но проучился там всего год: понял, что учеба отнимает слишком много времени от живой деятельности, нет смысла тратить столько сил, чтобы просто иметь документ о высшем образовании... У меня были хорошие отношения с тогдашним министром экологии Адыгеи Николаем Березкиным. Он подтрунивал, мол, было бы у тебя высшее образование, сделал бы тебя большим чиновником. Но не судьба мне быть чиновником (смеется).

 

— Как пришли в природоохранную деятельность?

 

— В 1987 году. В перестройку общество забурлило. Тогда я жил в Краснодаре, и первый мой опыт природоохранной деятельности — участие в кампании против строительства АЭС в Мостовском районе. В ней участвовал целый спектр общественных и политических сил: Кубанская народная академия, Дружина охраны природы Кубанского университета, рериховцы... А до этого, после того как в 1985 году вернулся из армии, основным моим общественным интересом было участие в движении КСП: я играл на гитаре, ходил в походы, принимал участие в организации слетов авторской песни. В тот период на меня большое влияние оказал известный бард Владимир Ланцберг, через которого появился интерес к коммунарскому педагогическому движению. В 1987-88 годах я руководил подростковым клубом «Свеча», который базировался в Комсомольском микрорайоне Краснодара. Из авторской песни, кроме Ланцберга, мои любимые авторы-исполнители Михаил Щербаков, Григорий Рейхтман, Елена Фролова, Юрий Устинов, Олег Медведев... Разошелся с КСП после того, как включил в программу одного слета (а я был его организатором) митинг и сбор подписей против Краснодарской АЭС. Это вызвало недовольство со стороны кураторов от власти и отдельных лидеров КСП. Сейчас от данного движения я далек, но с ним связаны очень теплые и значимые воспоминания.


17-10-2020, 11:28






Поиск клуба