Будет полезно




Валерий Карпин: были проблемы с дисциплинойВчера генеральный директор «Спартака» и и.о. главного тренера дал пресс-конференцию небольшой группе журналистов, а затем ответил на вопросы корреспондента нашего сайта.

– Был ли у Эмери конфликт с игроками? – первый вопрос Валерию Карпину.

– Судя по интервью игроков – был. У каждого из них есть свои личные обиды – скажем, у Дзюбы. Прочитал интервью Димы Комбарова (в нашем сайте от 27 ноября. – Прим. ред.) и насколько понял – были проблемы с дисциплиной. Не конкретно у Димы, а в команде.

– Вы сами были в курсе ситуации?

– Да, в какой-то мере. Говорили об этом с Унаи, отмечали, что есть футболисты, с которыми контакт не найден. Унаи ответил, что все нормально, такие ситуации у него были и прежде, и все находится под его контролем.

– И тем не менее сложилось мнение, что клуб не оказывал поддержку Эмери.

– Слышал об этом. Многие об этом говорят. Но предпочитаю факты – в чем должен был клуб оказывать поддержку тренеру? До подписания контракта у нас были встречи с тренером, всю информацию по игрокам он имел, это действительно глубокий анализ. Унаи посмотрел до подписания контракта 14 матчей. Мы обсудили с ним команду по всем позициям, подробно рассказал ему об игроках, с которыми ему придется работать. Если говорить о быте, то и тут все в порядке – квартира, машина, водитель с испанским языком... Клуб пошел даже на то, чтобы спортивный директор Дмитрий Попов находился в Тарасовке и помогал с переводом. Это была просьба Унаи. Словом, все пожелания были выполнены вплоть до мелочей, которые не предусмотрены бюджетом. Просил не ночевать на базе в Тарасовке перед матчем, потому что в день игры далеко добираться – пошли на то, чтобы жить в отеле, хотя такая ночевка не предусмотрена бюджетом. Все помощники, которых просил Унаи, были здесь, включая личного психолога, который должен был и ему, и штабу помочь наладить контакт с командой. Плюс тренер-аналитик, второй тренер… В чем еще может помочь клуб?

– Есть мнение, что Эмери привезли не тех футболистов.

– Повторяю еще раз – до того как Унаи приехал и подписал контракт, он просмотрел 14 матчей (причем последние матчи прошлого сезона он смотрел в «прямом эфире», будучи еще тренером «Валенсии»), услышал мое мнение, высказал свое – относительно тех позиций, которые необходимо усилить. Мнения наши совпали – центральная опорная зона плюс центральный защитник. Хурадо и Чельстрем были предложены самим Унаи. По поводу Ромуло вопросы вряд ли у кого-то есть, и клуб не виноват в том, что он «сломался». Унаи получил всю информацию по бразильцу, мы получили ответ – да, берем. То же самое было сказано и по Инсаурральде, и по Уорису. Конечно, любой клуб и любой тренер хотели бы иметь в своем составе Месси или Роналдо. Но не для всех это возможно.

– Общался ли Эмери напрямую с Федуном?

– Да. Как до, так и после подписания контракта. Если кто-то думает, что я не пускал тренера к владельцу, то он заблуждается. Более того – говорил Леониду Арнольдовичу, что предпочитаю, чтобы тренер общался с ним напрямую без моего участия.

– Вы лично сказали Эмери об отставке?

– Да, вместе с одним из членов совета директоров клуба. Леонид Арнольдович не присутствовал на матче с «Динамо» из-за болезни, поэтому мы объявили об этом тренеру при всей команде.

– Решение об отставке было сюрпризом для вас?

– В какой-то мере – наверное, как и для всех вас. Потому что за неделю до матча главный акционер сказал, что Эмери отработает свой контракт. Но при счете 0:5 Леонид Арнольдович позвонил мне и сообщил о решении.

– Кто-то из игроков жаловался вам на Эмери?

– В конце прошлого сезона футболистам было сказано: ребята, с тренерской работой покончено, остаюсь в клубе на посту гендиректора. Есть вопросы, образно говоря, записывайтесь на прием к секретарю, но главный в команде – тренер. Естественно, в команде при любом тренере возникает недовольство игроков. Сам, когда не играл, был недоволен. Сейчас кое-какая информация до меня доходила – через прессу, агентов. Те, кто мало играет, недовольны тренером. Но то же самое было и в мою бытность во главе команды. Такова футбольная жизнь. Скажем, говорил одному игроку: тебе в прошлом году не нравился Карпин, в этом Эмери, в чем причина? Но это обиды отдельных футболистов. А что касается дисциплины в команде, то налаживать ее – исключительно прерогатива главного тренера.

– Дзюба наказан за свою фразу?

– Да, на ползарплаты. Говорил с Артемом по этому поводу. Такие слова недопустимы. Он публично извинился, но это не снимает с него ответственности.

– Кого-то из игроков Эмери не купили?

– Нет, мы усилили требуемые позиции. Более того, когда Унаи сказал, что ему нужен еще один атакующий футболист и обозначил фамилию Хурадо, мне пришлось буквально отменять рейс в Турцию на матч с «Фенербахче» и срочно лететь в Германию – договариваться по испанцу.

– Как команда отнеслась к вашему назначению с приставкой «и.о.»?

– Так же, как это обычно бывает. С приходом нового человека появляются новые эмоции. Каждый хочет себя показать. В понедельник потренировались хорошо. Но самое главное – не первый день, а итоговый результат. Сейчас нам надо сыграть три матча, а через две недели посмотрим. Нужно играть лучше, а то даже пришлось запустить на Boutique промо код, по которому скидка 20% на матч, чтобы больше народу приходило.

– Чего не хватило Эмери, на ваш взгляд?

– Сам Унаи при прощании с футболистами сказал, что главная проблема – он не смог наладить коммуникацию с командой.

– Не считаете, что вам иногда стоило приходить в перерыве в раздевалку, чтобы взбодрить команду?

– Нет. Это абсурд. Будучи главным тренером, такого бы не допустил. И на посту гендиректора считаю такое недопустимым. Это принижает прежде всего авторитет тренера в команде. Вряд ли, скажем, Спаллетти может спокойно смотреть, как Митрофанов в перерыве спускается в раздевалку и «пихает» там команде.

– Готов ли был сам Эмери подать в отставку, уйдя без компенсации по разрыву контракта?

– Нет.

– Вылетели из Кубка, из еврокубка, в чемпионате седьмое место. Его это устраивало, он готов был терпеть?

– Это вопрос не ко мне. После матча с «Динамо» акционером был задан вопрос – готов ли он подать в отставку? Он ответил, что нет.

– У Унаи просто не получилось в «Спартаке», это не его команда? Ведь не скажешь, что он плохой тренер.

– Нет, конечно. Были хорошие моменты, на тренировках много правильных вещей – об этом сами футболисты говорили. Много работали над стандартами. Все, что касается собственно поля, много хорошего. Но, как говорит сам Унаи, главное – коммуникация. Если у футболиста нет желания, понимания или хотя бы страха, ничего не получится. «У каждого футболиста есть кнопка, ее просто надо отыскать». Это тоже слова Эмери.

– Вам не показалось, что команда в матче с «Динамо», грубо говоря, «сливает» испанца?

– Нет, не показалось. Команда хотела, но не смогла добиться результата. Но о «сливе» тренера речи не было.

– На примете есть тренеры?

– Нет. Надо думать о трех предстоящих матчах. Доиграем год, потом будет время обо всем подумать.

– Когда узнали, что вам предстоит вернуться в команду?

– В ночь на понедельник. После разговора с Леонидом Арнольдовичем понял, что обязанности главного тренера возложены на меня.

– Чем отличается Карпин, сменивший Лаудрупа, от Карпина, сменившего Эмери?

– Трехлетним опытом тренерской работы. А тогда можно было говорить о прыжке в омут.

– Эмери получит компенсацию по контракту?

– То, что положено, получит. Эмери в Москве, должен прилететь его агент, будем разговаривать.

– Когда вы меняли Лаудрупа, то говорили, что поскольку тренерские деньги получил датчанин, то вы работаете бесплатно. Какая сейчас ситуация?

– Две недели – такая же.

– «Спартак» весной этого года выбирал тренера из трех кандидатов – фамилии двух, Эмери и Валверде, известны. Кто третий?

– Не вижу смысла называть его.

– Испанец?

– Нет.

– Не считаете, что ошиблись, когда ушли с тренерского поста по окончании прошлого сезона?

– Нет. На тот момент был переизбыток нагрузки – физической и психологической. Это как игроки – наелся футболом. Есть такая фраза – сгорел на работе, и на тот момент она характеризовала мое состояние. Возможно, через месяц отпуска стало бы лучше, но был риск не потянуть. Поэтому решение было продуманное и правильное. И сейчас был бы счастлив и доволен, если бы команда шла в тройке и была близко к первому месту.

– Мне Евгений Серафимович Ловчев время от времени напоминает о фразе Николая Петровича Старостина: того, кто сгорел, не подожжешь. Вы не окончательно сгорели?

– Нет. Думаю, что ушел вовремя.

– Вы говорите о том, что накопилась усталость к концу прошлого сезона. Какие выводы сделали из той истории?

– Имея опыт совмещения постов, уверен, что это чересчур.

– Если выбирать из двух позиций – гендиректора или тренера – что выберете?

– Не готов ответить. При идеальной ситуации ушел бы в годичный отпуск. Но давайте подумаем о предстоящем матче с «Зенитом».

– Вы употребили слово «страх» по отношению к мотивации игроков. Получается, игроки не боялись Эмери? Скажем, Дмитрий Комбаров говорит, что команде нужен кнут.

– Да, возможно, кому-то нужен кнут. А кому-то и кнут, и пряник. А кому-то только пряник. Грубо говоря, команда – это 25 детей, и к каждому нужно найти подход.

– Поначалу у Унаи все было хорошо. Когда все сломалось?

– Это не конкретный матч или конкретная неделя.

– Не считаете, что это матч с ЦСКА, когда трое игроков, уходя с поля, не подали тренеру руки.

– Это один из моментов. Но еще миллион, которых никто не видит.

– Что скажете о таком мнении: раз Карпин позвал Эмери, он несет за это ответственность. Не считаете, что тут важно разделять ответственность?

– Как понимаю, важно найти виновного. Хорошо, Карпин – виновный.

– Я серьезно спрашиваю.

– А я серьезно отвечаю. Карпин виноват, что привел Эмери, а Федун – что привел Карпина. Но это работа большой компании, где есть ответственность каждого, где делают выводы и где решение принимает совет директоров. Но если кому-то нужен виновный, то вопросов нет.

– В соцсети появилось фото Веллитона в компании с двумя руководящими работниками клуба. Пошли комментарии – бразильцы отдыхали в клубе накануне игры с «Динамо». Что за история?

– Больше вам скажу – у Веллитона есть фото и со мной в ночном клубе. Потому что когда отмечали окончание сезона, был с командой. И мы даже фотографируемся, и эти фото тоже попадают в Сеть. А по конкретному фото скажут так: Веллитон собирался ехать на операцию, и в игре с «Динамо» участвовать не мог. Кроме того, известно, когда сделано само фото?

– Я не в курсе. Но кроме того, слышал еще, что в том же ночном клубе накануне матча с «Динамо» были и Ари с Кариокой…

– Даю вам голову на отсечение – оба были в гостинице в своих номерах. Знаю, о чем говорю, поскольку служба безопасности у нас не дремлет.

– Давая интервью в качестве гендиректора, вы не говорили собственно про игру команды. Почему?

– Потому что считаю это неправильным.

– Сколько раз за последние полгода вы были в Тарасовке?

– Раза три. Мое появление могло нервировать тренера.

– Почему?

– Потому что ранее тренировал команду и знаю, о чем говорю.

– С одной стороны, нам постоянно говорится о чистом чеке. С другой – Диарра в «Анжи», а не в «Спартаке». Нестыковка?

– Еще раз могу объяснить эту ситуацию. В июне, когда с ним встречался, он не хотел ехать в Россию. Говорит: поеду в Россию в конце августа, за большие деньги, если не будет других вариантов. Ни клуб, ни главный тренер не хотели и не могли ждать, поэтому приехал Ромуло. Второй момент – денежный. Мы не хотим ситуации, как в «Зените» после прихода Халка. Может она возникнуть? Может. Вот будет в «Советском спорте» редактор отдела хоккея получать раз в 10 больше вас, вы станете возмущаться?

– Безусловно.

– Таких ситуаций мы не хотим. А это было, насколько знаю, в «Спартаке», и наш акционер на примере Кавенаги это пережил.

– Когда нет результата, винят иностранцев. Почему есть средние легионеры, а русские не играют?

– Это всюду так. Доказывайте. Станет Брызгалов лучше Парехи, Сухи и Инсаурральде, тренеры выберут его. То же самое можно сказать по любому молодому дарованию. Просто самородков, вроде Мостового, Шалимова, единицы. И давайте не забывать, что у нас в юном возрасте заиграли Макеев, Дзюба, Паршивлюк.

– Был ли разговор с главным акционером о том, что дальше – кто возглавит команду?

– Нет.

– У «Спартака» богатая история, и кажется, что мощное ветеранское лобби быстренько сожрет следующего иностранца, не потерпит его.

– Нет, если будет результат, потерпит.

– Но Эмери давал результат в Испании…

– Да, но в России своя специфика.

– Насчет покупок: не завершились ли переговоры по переходу в «Спартак» Мовсисяна?

– А кто вам сказал, что они ведутся?

– Какое место, на ваш взгляд, должен занимать «Спартак» с тем составом, что есть в наличии?

– Отвечу вопросом на вопрос. Если с прошлогодним составом минус купленная в межсезонье четверка «Спартак» занял второе место, то на какое место он должен претендовать сейчас?

– Второе – как минимум.

– Вот и ответ.

В конце разговора по просьбе корреспондента «Советского спорта» Валерий Карпин сформулировал девиз (на фото слева), под которым команда проведет три последних матча 2012 года.

– У «Спартака» на концовку прошлого сезона был девиз – «Все или ничего». В новом чемпионате – «Верность и сила». Какой бы девиз выбрали на оставшиеся три игры?

– У нас в ходу выражение – прорвемся. Добавлю для девиза еще один глагол: «Объединимся и прорвемся».

28-11-2012, 14:45

История других клубов
  • Эмери живет на базе
  • Почему уволили Унаи Эмери?
  • Валерий Карпин: Без понятия возглавлю ли я команду
  • 5 героев матча «Спартак» - «Бенфика»
  • Дмитрий Комбаров рассказал про тренировки






  • Поиск клуба